ЯиМоре - новости курортов Краснодарского края

Юля, известно, что Владимир Машков, готовясь к съемкам в фильме «Край», где вы сыграли одну из главных ролей, досконально изучил паровоз. А вам приходилось чему-нибудь специально учиться для той или иной роли?

Несмотря на ангельскую внешность, Юлия предпочитает играть героинь отнюдь не гламурных.

– Недавно во время съемок в приключенческой комедии «О чем молчат девушки» я научилась бегать по жаре на 15-сантиметровых каблуках в свадебном платье. (Смеется.) Поскольку на некоторые сцены погони пришлось по 20 дублей, достаточно приличный километраж получился в итоге. Но это еще цветочки! На съемках «Битвы за Севастополь» приходилось бегать по болоту по десять километров в день в кирзовых сапогах, с вещмешком, саперной лопаткой, которая постоянно била по попе, и настоящей винтовкой Мосина в руках.

– Может, теперь в нашу олимпийскую сборную и – на Олимпиаду в Рио?

– Если без шуток, то для каждой роли чему-то надо учиться. Сейчас впервые пою на большой сцене в музыкальной комедии «Женихи» – для этого всерьез занималась вокалом. А, например, для роли в сериале Первого канала «Лето волков» я училась лепить из глины всякие поделки. Мы готовились к съемкам одной только этой сцены неделю, и из них четыре дня я провела в керамической мастерской. Оказывается, ох, как непросто сделать из куска глины хотя бы кривую чашку! Но свистульки я все-таки научилась делать. Парочку экземпляров даже сохранила на память.

Актеры Павел Акимкин в роли Гробовщика и Юлия Пересильд в роли Вдовы в сцене из спектакля «Женихи» в постановке Никиты Гриншпуна в Государственном театре Наций.

В драме «Киллер Джо» Пересильд перевоплотилась в красотку Долли.

– Фильм Алексея Учителя «Край» как раз открыл вас широкому зрителю. Вы ведь первоначально хотели стать филологом. Почему вдруг передумали?

– Все в нашей жизни в какой-то мере случайно. Я действительно училась на филфаке на учителя русского языка и литературы в Псковском университете русской филологии. И к тому времени, к своему стыду, живьем не была ни на одном спектакле. А потом… поступила в РАТИ на курс Олега Кудряшова. И все перевернулось! Теперь-то я четко знаю, что сцена, актерство – это мое. Думаю, я не могла стать никем другим – только актрисой.

– Многие считают эту профессию сложной, неблагодарной… Для вас в чем ее главные плюсы?

– Плюсов – больше. Во-первых, радость, настоящее счастье, когда играешь и видишь, что зрители в восторге. Или когда ты долго мучился над ролью – и вдруг она у тебя так здорово получилась. Обожаю состояние творческого вдохновения. Минусы, конечно, тоже есть. Главное, что лично меня убивает, – всевозможные сплетни. А другие издержки профессии – соперничество, ревность, зависть – меня не касаются. Я ведь не служу в репертуарном театре в классическом его понимании.

Во время репетиций трагедии «Электра» Юлия на полгода отказалась от всех заманчивых предложений.

Спектакль Театра Наций «Рассказы Шукшина» в Зимнем театре Сочи.

Главное, что ее убивает, – это сплетни.

– Вас часто приводят в пример как трудоголика. До восьмого месяца беременности играли спектакли, не замечая сломанного пальца… Ради роли стригли и красили свои шикарные льняные волосы…

– Я действительно на сцене выкладываюсь по полной. Если чувствую, что рядом со мной непрофессионально работают, то сильно ругаюсь, могу и накричать. Ненавижу халтуру! Если вхожу в раж во время игры, то не чувствую ни боли, ни страха, ни усталости. Но при этом я не экстремал: не люблю опасные виды спорта или прыжки с парашютом. Другое дело – адреналин на площадке! Это ведь не просто физические испытания, но еще и творчество. Обожаю сниматься в военных картинах. Вот где эмоции доведены до крайности!

– Можете привести пример?

– На съемках «Битвы за Севастополь» меня три раза закапывали под землю! Полностью! Я находилась под 20-сантиметровым слоем песка и полчаса дышала только через трубочку. Если честно, после команды режиссера «Стоп. Снято!» у меня руки-ноги тряслись. Зато похудела!

– В сериале «Есенин» вы сыграли сестру поэта Катерину. Вам наверняка говорили, что вы на нее невероятно похожи.

– Есть такая фотография: стоит гроб Есенина и возле – его родные. Я когда первый раз увидела этот снимок, мне стало страшно. Я действительно оказалась ужасно похожа на Екатерину! С есенинской темой у меня вообще связана мистическая история. Совсем другая компания собиралась снимать фильм о поэте. Пригласили меня на пробы на роль Кати, хотели уже утвердить. Но вдруг у меня возникло какое-то внутреннее сомнение, и я отказалась. Буквально через месяц после этого раздается звонок с предложением той же самой роли – Кати. Я, не сообразив, кто звонит, даже рассмеялась: «Да вы же уже начали снимать!» – «Мы? Мы еще только актеров ищем!» – удивились на другом конце провода. Так я попала в сериал «Есенин», где Сергея Александровича играл Сергей Безруков.

Актеры Чулпан Хаматова (на первом плане) и Юлия Свежакова, Юлия Пересильд, Евгений Миронов, Александр Новин и Павел Акимкин (слева направо) на предпремьерном прогоне спектакля «Рассказы Шукшина» режиссера Алвиса Херманиса в Театре Наций.

Спектакль «Фигаро. События одного дня» был представлен в Ростове-на-Дону.

– Вы слывете актрисой крайне разборчивой. От каких ролей вы точно отказываетесь?

– От тех, в которых нечего играть. Меньше всего мне хочется оказаться в роли «девушки главного героя». От какого количества таких предложений я отказалась, вы даже не представляете! Иногда зовут, и я начинаю колебаться: может, согласиться, проект ведь большой, после него точно везде узнавать начнут. Но потом приходит прозрение: для чего? Чтобы меня красиво загримировали и я 25 серий играла бесхарактерную девицу?

– При этом вы с удовольствием играете то старушку, то Электру – лысую героиню античной трагедии, то хладнокровную маньячку-убийцу… При вашей-то ангельской внешности!

– А мне как раз хочется быть разной! В грязном ватнике, с испачканным какой-нибудь ваксой лицом, но с интересным нутром, характером, изюминкой. Хочется попробовать запретное, иногда даже сыграть человека с червоточинкой. Я вообще всякие гламурные истории не особо люблю, всегда говорю: «Мне бы в фуфаечку и куда-нибудь в окопы!»

Михаил Пореченков и Юлия Пересильд в фильме «Марафон».

– Тогда что для вас, как для актрисы, первично?

– Прежде всего – сценарий и люди, с которыми предстоит сотрудничать. Стараюсь работать с профессионалами. Решаю для себя, «да» или «нет», еще на эмоциональном уровне. При этом никогда не разделяла свои работы на полнометражное кино и сериалы.

– В плане отдыха и путешествий у вас есть приоритеты?

– Уж что я точно не люблю, так это теплые страны – Юго-Восточную Азию, Индию, Китай. Предпочитаю Европу – особенно Германию, Норвегию, северо-запад. Купаться езжу в Грецию. Обожаю гулять по Питеру. А вот шопинг ненавижу!

– Часто приходится ездить по бескрайней России?

– Чаще всего с гастролями. Но я такие поездки обожаю! Например, со спектаклем Театра Наций «Рассказы Шукшина» мы объездили, можно сказать, полмира. Были на родине Василия Макаровича в алтайской деревне Сростки. Самое главное потрясение – там до сих пор живы некоторые герои его рассказов. Например, прототип Глеба Капустина, которого в нашей постановке играет Евгений Миронов. У меня в спектакле разные роли – и маленькой девочки, и старенькой бабки. Вот и бабушку «свою» я в Сростках видела. Такая крепенькая, у нее свой большой огород, на котором она до сих пор все сажает, сама урожай собирает. Смешно рассказывала, как в юности в клуб ходила на танцы. У нее не было туфель, а на танцы хотелось. И вот она ждала, пока станет темно на улице. Потом разводила глину, засовывала туда ноги, делала форму туфли, сушила ноги у печки и – бегом в клуб!

– Интересно, цивилизация наложила отпечаток на эти места?

– Изменилась ли жизнь там? Естественно. В Музее Шукшина появился интернет. Но при этом люди там все равно те же. Так и норовят бутербродиками угостить, столы накрыть, на спектакль мед принести артистам.

На съемках фильма «Битва за Севастополь» пришлось стать настоящим снайпером.

– Вы ведь сами из Пскова, можно сказать, из провинции. В провинции люди совсем другие, согласны?

– Знаете, Псков – это, конечно, провинция, но из-за того, что область находится очень близко к Эстонии, там все-таки чувствуется европейское влияние. Магазины современные, люди одеваются модно. Другой вопрос, что люди там все равно те же – гостеприимные, добрые, приветливые… Вообще слово «провинциальный» я не люблю. Звучит, как будто провинциальность – это плохо. Но это совсем не так! Я бы назвала это… душевностью. В маленьких городах время течет совсем по-другому. Люди могут с тобой час посидеть, просто поговорить… В Москве это невозможно представить. В Пскове я сейчас бываю не так часто. Но когда приезжаю дня на два, мне хочется всех увидеть. Бегу к одной девочке на 20 минут, к другой. А люди не понимают – как «на 20 минут»? Ведь столько не виделись, посиди еще! Мне очень нравятся люди в провинции.

– Что для вас важнее – кино или театр?

– Конечно, я больше театральная актриса и не снимаюсь чаще чем в одном-двух фильмах в год. При этом я в каком-то смысле жадная до ролей. Мне плохо, если не играю, не репетирую, не готовлюсь к новой роли. Я привыкла все время что-то делать.

– Что еще приносит вам адреналин помимо работы?

– Дети. К сожалению, для двух дочек не так много времени остается. А еще я попечитель благотворительного фонда «Галчонок» – он опекает детей с органическими поражениями центральной нервной системы. Это тяжелое, трудоемкое, но интересное занятие. И очень важное для меня.