ЯиМоре - новости курортов Краснодарского края
Голые ягодицы девицы на фоне ржавых детских качелей в зоне отчуждения и сотни проклятий в комментариях под снимком вместо привычных лайков..

Голые ягодицы девицы на фоне ржавых детских качелей в зоне отчуждения и сотни проклятий в комментариях под снимком вместо привычных лайков...


Ей, рождённой через десятки лет после самой жуткой техногенной катастрофы в истории, откровенно непонятны причины такого поворота событий. Туристический бум, который спровоцировали завсегдатаи соцсетей в Чернобыль, обернулся новой трагедией – на сей раз культурной. Почему же так получилось?


Надо отдать должное создателям сериала «Чернобыль» из студии HBO, им действительно удалось неподдельно заинтересовать миллионы зрителей. Привлечь внимание к катастрофе 1986 года, заставить увлечься историей, сопереживать и действовать. Это закономерно привело к увеличению желающих посетить нынешнюю зону отчуждения вокруг ЧАЭС. Только по официальным данным количество заявок на туры в этом сезоне выросло на 40%.


А если копнуть глубже и попробовать проанализировать статистику походов «чёрных сталкеров», то отчётливо видно, что в Чернобыль после выхода сериала как магнитом потянуло самых разных визитёров. У половины из них почти нет шансов попасть туда законными путями и речь вовсе не об искателях артефактов или иных проходимцах. Программа туров к атомной электростанции и по мертвому городу Припять довольно строгая и свободно бродить, а тем более творить глупости, туристам не позволят. Проблема в том, что как раз ради этого сейчас сюда и рванули инстаграмеры и модные блогеры.


Их не интересует история, они не отличат рентген от электрона, не знают и знать не хотят о сложностях срочной эвакуации 30 лет назад. Для них Чернобыль не место, не след в истории, а повод. Модная тема, на которой надо делать хайп, пока не остыло, если говорить на прямоту. Было бы не очень справедливо обвинять их в гнусности намерений, ведь данная категория нетрудового населения так живёт. То есть, не развлекается, не занимается хобби, а зарабатывает себе на жизнь. Они, если хотите, приехали в пропитанное радиацией место, чтобы работать. Несмотря на риск.

А риск действительно есть, когда ты перед объективом камеры специально снимаешь защитный костюм, чтобы показать нижнее бельё. Лезешь на фонящие развалины без дозимера ради селфи. Пытаешься собрать букет из жухлой травы в зоне отчуждения. Обнимаешься со знаком радиационной опасности или танцуешь с друзьями на фоне выбитых окон детского сада. Всем этим креативным созданиям в человеческом обличье угрожает самое страшное – гнев и презрение их аудитории. С чем многие уже и столкнулись, когда пошла волна публикаций фотографий из Чернобыля в модных одёжках и неглиже.


Получив вместо желанных лайков порции гнева, даже от постоянных подписчиков, инстаграмеры неглубоко задумались. Надо понимать, что когда в комментариях пишут призывы «проявлять уважение» к прошлому, к трагедии, то это бьёт мимо цели. Те, кто фотографирует свои задницы среди мертвой Припяти, больше ничего в жизни не умеют делать. Они воспринимают себя как модели, для которых жизненно важно засветиться в каждом актуальном, злободневном событии. А иначе падение рейтинга и финиш. Но суть происходящего они даже не воспринимают – приложение на смартфоне подскажет, какие хештеги в тренде, вот туда и поедут.


Эти же люди или коллеги по цеху делали селфи с фигурами сердечек из пальцев у бараков в Бухенвальде. Они без тени смущения будут целоваться на камеру на фоне тонущего лайнера или горящего небоскреба. Залезут на статую, отломают нос скульптуре, доведут до инфаркта краснокнижного зверя. Теперь эта братия оказалась в Чернобыле и остальной мир искренне негодует от того, как ради лайков попирается память о самой жуткой трагедии в истории человечества.